Proudly supported by me

Горя желанием хоть каким-нибудь боком примазаться  образом приобщиться к празднику всея Австралии (ANZAC Day), вызвалась пришить сыночку лычки на парадный китель. Не то, чтобы мичман уж совсем безрукий, но как-то я пока ещё не до конца выжгла в себе калёным железом эту безобразную черту матери-наседки — доказывать окружающим свою незаменимость. Короче, пришила. И даже почти ровно, вопреки всему. Чем заслужила почётное право запечатлеть и парад, и его, мичманскую, строгую физиономию.

Читать далее
Posted in Жизнь в Австралии and tagged , , by with no comments yet.

Австралии день

Мэйнстрим в этот день по традции жарит, выпивает и сёрфит (или иным доступным способом дразнит акул). Интеллектуально-оппозиционное крыло, может, тоже выпить не прочь, но по другому поводу: скорбь об утраченной близости к природе, потере аборигинально-народного самосознания и прочая Invasion-Day-рефлексия. Отщепенцы, не мудрствуя лукаво, советуются с Карточным Гуглем: А нет ли, любезнейший, чего неизведанного/познавательного в округе? Выходной как-никак. Гугл знает всё: “Ну-с, Yass, к примеру, чем плох?” А чё, может и правда, Yass — город моей мечты?


Хорошо кондиционированный автомобиль, определённо, привлекательнее раскалённого асфальта, так что Historical Town Walk перенесён на осень. Предполагаю, будет мило. Архитектура традиционная, но глазу приятная. В золотом обрамлении платанов должно неплохо смотреться. А пока внешний жар середины лета можно компенсировать леденящим ужасом кладбИща. 

Впрочем, извращенное готическое удовольствие – не единственная причина странного выбора места для развлечения. Не поклониться светлой памяти Гамильтона Хьюма (Hamilton Hume) пратически равносильно преступлению против австралийской нравственности. Немногие наоткрывали на Зелёном континенте побольше, чем он.

В идеале, неплохо бы взглянуть при случае на жизнь Гамильтона поближе (изнутри его поместья, неподалёку скромно раскинувшегося). Но это может подождать до апреля, когда окружающие Cooma Cottage поля будут демонстративно пахать мощные и мохноногие Heavy Horses. Пока Хьюмский дом снаружи.

Ново-Южно-Уэльская земля богата преданиями относительно мелкой старины. На её просторах не только золото мыли, но и добывали его другими, менее законными способами. Особенно преуспел в этом некто Ben Hall (скоро на всех экранах страны покажут про него кинишко). Главное, лицо такое интеллигентное. А душа, вот поди ж ты, разбойничья.

Бену со товарищи чрезвычайно повезло в 1862 году в местечке Eugowra. “It was the biggest gold robbery in Australian history”, – гордятся историки. До тех мест ещё предстоит доехать, и у надгробного камня разбойника постоять тоже было бы не дурно. Но это далеко. Гораздо доступнее место последнего приюта одного из Беновых соратников. Джон Гилберт в том знаменитом рейде тоже поучаствовал. И вообще, на момент своей гибели считался самым успешным местным преступником. Шутка ли, 630 ограблений! К тому же, он единственный bushranger, ни разу за свою жизнь не посидевший в тюрьме. Впрочем, долго он не прожил, что не удивительно при его-то привычках (Джон (справа) с приятелем-разбойником).

 Застрелили Гилберта в Биналонге (Binalong, NSW; 37 км от Ясса). В этакой глуши, где и сейчас-то проживает человек пятьсот, он пытался затаиться после очередного дерзкого набега. Не вышло. Ещё бы, за его голову обещали большой куш (£ 1000).

 Родственник одного из бандитов, в сарае которого Джон надеялся пересидеть опасное время, соблазнился и проинформировал полицию.  Получил осведомитель, кстати, меньше, чем рассчитывал, “всего лишь” £ 500 (большие деньги по тем временам). Остальное поделили между четырьмя участниками операции пропорционально мере их героизма. Беднягу Гилберта с позором похоронили на поле, где полицейские своих лошадок выгуливали. Озии такие оззи, чтят своих национальных героев вне зависимости от их моральных качеств.

И тут есть, над чем полумать. Благо, есть, где для раздумий присесть.

 Удивительно, но Биналонг прославлен не только трагической гибелью разбойника. Неподалёку отсюда вырос и даже ходил в местную школу ещё один австралийский национальный герой — Banjo Paterson (Andrew Barton Paterson).

Кроме широкоизвестной Waltzing Matilda, его перу принадлежит и поэма о том самом Джоне Гилберте. Не удивлюсь, если мальчишкой Andrew навещал место захоронения разбойника, тогда, похоже, ещё не возведённое в ранг местной достопримечательности. 

There’s never a stone at the sleeper’s head,
There’s never a fence beside,
And the wandering stock on the grave may tread
Unnoticed and undenied;
But the smallest child on the Watershed
Can tell you how Gilbert died.
(Full text)

Короче говоря, пяти сотням жителей Биналонга есть чем гордиться. Тут вам и уникальный преступник нашёл свою смерть (картинками на эту тему покрыта стена одного из немногих зданий деревни),

и известный поэт провел свои детские годы (отец Патерсона, кстати, похоронен на местном кладбище),

и исторические здания в прекрасном состоянии.

Не говоря уже про сонное очарование пустынных улиц этой исторически значимой деревни.

Что примечательно, единственный встреченный живой человек жарил ветчинку для праздничного сэндвича на местной общественной барбекюшнице. А на плече его сидел крупненький такой попугай. 

Подводя итог, Австралии День вышел колоритный. Очень такой австралийский. И с фейерверком, само собой.

 

There’s never a stone at the sleeper’s hea


Posted in Развлечения and tagged , , , , , by with no comments yet.

Долгие проводы

(Большая картинка)

Что хорошо в столице — она карманная. Всё, так сказать, под рукой. В одном и том же месте можно накупаться, половить рыбку и закусывая, посмотреть салют. И всё это без пробок, толп и прочего напряжения сил и нервов. Новогодний салют, правда, хиленький, чего уж. Но достаточный для осознания величия момента: старый год, как бы прекрасен он ни был (а он, безусловно, был), уже в прошлом. И слава Богу. 2016-й, возлагаю надежды, будет ещё лучше.


Posted in Жизнь в Австралии and tagged , , , by with no comments yet.

Вокруг да около

Изначально жечь столько бензина я не планировала. Ну, думаю, быстренько доберемся до северной части Kosciuszko NP, пробежимся по паре коротеньких, но исторически значимых треков и заполируем рождественскими яствами. Не тут-то было.

После первой же попытки выманить детей в поля группа разделилась на две неравные части. Большая часть таки готова была, скрепя сердце и сжав зубы, терпеть издевательство мухами ради уважения к матери. Аксинья и примкнувшая к ней Мария, однако, наотрез отказались кормить своей драгоценной кровью остервенелых March flies. Ну, говорю, раз так, детишки, то наслаждайтесь заоконными видами весь остаток дня.

Сказано — сделано. Удовольствие несчастные отпрыски, конечно, вряд ли получили, но уж мы-то с АС не только потешили взор и закрыли один гештальт (Khancoban), но и навязали узелков на память, дабы по осени таки погулять среди серебряных мертвых деревьев.

 Kiandra, заброшенный город золотоискателей и родина австралийского лыжного спорта, уже стала однажды источником моего вдохновения.

Жаль, все силы ушли на утешение мушиных жертв. В таких условиях практически невозможно внимать. 

Во время кратких набегов на достопримечательности удалось ухватить суть местной золотодобычи. Холмы, кажется, размывали потоком воды. На обозрение туристам оставлены артефакты не особенно удачного бизнеса.

Некогда измученная старателями земля теперь отдыхает под эгидой национального парка. Из австралийцев, между прочим, можно делать гвозди. Жарко, уныло, мухи — они всё равно способны наслаждаться outdoor-ом.

С волками жить — устраивать пикник в неподходящих северному человеку условиях. Тем более, место уникальное.

Несмотря на высоту, отнюдь не холодно. 

Если верить википедии, зимой сюда дороги нет, и собственным горнолыжным склоном работники ближайшей электростанции и их семьи наслаждаются единовластно.

Сейчас, в самый разгар лета, каждый может навестить этот заповедник гидроэлектриков

и иметь такой же шикарный вид из окна, какой они имеют ежедневно.

 Остальные остановки на пути тоже были ничё такие, приятные глазу. Tumut Pond Reservoir.

 Tumut River.

 Khancoban

 Mt Townsend, бывшая гора Косцюшко.

 Какие-то люди загораживают вторую по высоте гору Австралии:

 Без них, полагаю, картинка получше:

В общем, несмотря на неумолчные стенания жертв родительского произвола, нам с АС даже удалось не заметить пару ложек дёгтя во всей этой бочке, наполненной медом, который, кстати, даже с лёгким привкусом Родины.

 


Posted in Развлечения and tagged , , , , , , , by with no comments yet.

Пример, достойный обожания

АС, конечно, как отец весьма специфический. Давеча ему, например, в страшном сне приснился Сашин одноклассник, прятавшийся под кроватью у нас дома. Май поинт из, напряжённые думы о благополучии детишек не оставляют Артёмсергеича даже ночью. Кстати, надо бы спросить, чем сон кончился. Наверное, зарЭзал поганца.

В качестве иллюстрации использована поздравительная открытка от Таси. Удивительно, как промыслительно читается моё отсутствие в трагическом выражении мордочки виновника торжества.

Но в целом, такого отца я бы и себе желала. Мануал у него не сложный. Если удастся таки интенсивными подскоками/размахиваниями  руками привлечь его внимание, можно получить консультацию по всем вопросам внешней и внутренней политики, истории, химими, математики и даже отчасти киноискусства. Энциклопедических знаний человечище, чего уж.

И заботливый такой, жуть просто. Может даже по запросу мороженку свою отдать без слёз.

С другой стороны, если есть что скрывать, вполне можно вывернуться и избежать страшного отцовского гнева, научившись вести себя прилично (со мной такой фокус не пройдёт). Думаю, детишки уже освоили эту технологию, хотя я с ними этим своим ноу-хау и не делилась. Об этом свидетельствует поразительно низкое для семьи с четырьмя подростками количество конфликтов, инициированное АС.

Короче говоря, с отцом отпрыскам повезло. (Как и мне с супругом, впрочем, но это уже другая история.) За что АС нынче получил на Father’s Day простой и питательный breakfast in bed. И не только.


Posted in Жизнь в Австралии and tagged , by with no comments yet.