Ну, за свободу!

В то лето, когда Саше было шесть, мы с АС раздумывали, делать ли из неё Филипка или дать ребёнку ещё годик понаслаждаться детством. Пожалели — порешили обождать. Дитя настроилось. Но в то время мы были даже ещё более придурочные. Поэтому, когда 14 сентября провожали Пашу в третий класс (в нашей тогдашней школе школе порядки были старостильно-церковно-приходские) и увидели, каких малявок родители не жалеют и не смущаясь малым ростом выпихиивают в большой мир, внезапно передумали. В частном учреждении деньги решают всё. На следующий день девочка уже училась. С нынешней колокольни других слов, кроме неприличных, в свой адрес и не придумаю, а тогда ничё — прокатило. Таким образом, гладиолусно-бантичного праздника у Александры не было. И вообще, школу она невзлюбила. Признаться, вся школьная жизнь у Саши была чрезвычайно хаотичная. За последние одинадцать лет семь школ имели счастье учить нашу умницу (четыре — на Родине, три — в изгнании). От души родители поэкспериментировали, чё. Даже неловко перед ребёнком как-то. Тем не менее, каким-то чудовищным усилием воли преодолев родительское слабоумие и отвагу, Александра таки умудрилась удачно закончить эту эпопею. Правда, полноценного праздника опять не получилось. На шашлычной вечеринке по своему поводу, Саша чокалась дозой нурофена (у нас тут локальная гриппозная эпидемия). Ну а остальные с удовольствием выпили за её долгожданную свободу.


Posted in Образование в Австралии and tagged , by with no comments yet.

Милый малый бизнес

Денежки любят счёт. В капиталистическом обществе прочувствовать эту идею имеет смысл как можно раньше. Если в младшей школе Banking — не обязательный элемент школьной программы, а выбираемый родителями факультатив, то семикласникам, какими бы бессеребренниками они ни были, придётся наживаться. И христианская ориентация школы тому отнюдь не помеха. Даже наоборот, subject outline дополнен красноречивыми цитатами из Священного Писания ( типа, “Помышления прилежного стремятся к изобилию, а всякий торопливый терпит лишение”. — Притчи 21:5).

Новый предмет, признаться, вызвал прилив энтузиазма у Таисии, уже давно мечтающей быть богатой и знаменитой. Ещё бы, на горизонте замаячила финансовая выгода. Смысл обучения бизнесу и экономике, по замыслу разработчика программы в следующем: получив от банка первоначальный капитал (реальные $20), детишки рождают бизнес идею, продумывают финансирование и дизайн/логотип компании, заинтересовывают инвестора (предполагается, что в течении одноминутной случайной встречи в лифте с банкиром бизнес идея будет представлена в экстремально сжатом и привлекательном виде), всячески рекламируют свой продукт/услугу и представляют его/её на школьной ярмарке (реальной), добиваются успеха, возвращают $20+1 банку и делят полученную прибыль между партнёрами. В заключение, самой успешной компании обещают приз.

Впрочем, деньги деньгами, а протестантская этика просматривается не только в цитировании священных текстов. Один из первых уроков посвящён решению нетривиальной задачи “How you can use business to make the world a better place?” А на последнем уроке детишкам настоятельно рекомендуют пожертвовать часть своей прибыли на благо общества. 

Вот так, примерно, тут готовят детишек к реальной жизни. У меня даже зародилась надежда, что наши потомки будут богаче, чем мы с АС, нищеброды, впитавшие бесперспективные идеи социалистической экономики.


Posted in Образование в Австралии and tagged by with no comments yet.

Нетрадиционное

На уроках труда классе в пятом, мне, помнится, категорически не хотелось строчить на машинке. Мастерская же, где мальчики пытались мастерить табуретки, казалась очень привлекательным местом. У Таисии, по идее, таких неприятностей быть не должно. Семиклассники, независимо от гендерной принадлежности, не только пилят дерево (на wood work изготовили книжную полку), но и гнут железяки (на metal work изящная пилочка получилась).


Posted in Образование в Австралии and tagged , by with no comments yet.

Тесные узы: Родители и школа

72 письма за четверть. В среднем, семь писем в неделю. Столько раз школа хотела сообщить, попросить, предупредить, напомнить о чём-то и похвастаться чем-нибудь перед нами, родителями. Для АС-а это было чересчур. И без того поглощёнённого бесконечной рабочей перепиской индивидуума такая активность раздражала. С началом четверти перевёл стрелки на меня. И мне понравилось. Понравилось чувствовать себя частью такой большой и слаженно (по крайней мере, хочется в это верить) функционирующей машины. Для собственного интереса подсчитала, чего же они от нас чаще всего хотели?

  • 38 — сообщения о предстоящих событиях (экскурсии, концерты, изменения в расписании, выход учителей на пенсию)
  • 16 — reports (сообщения об успеваемости/старании наших учеников)
  • 5 — косвенные просьбы подать на благотвлорительность (школьные BBQ, free-dress days, за которые принято жертвовать монетку $1-2, напоминание об оплате обучения)
  • 4 — приглашения физически поучаствовать в школьной жизни, помочь на соревнованиях, субботниках)
  • 4 — предупреждения о заразных заболевания/опасных ситуациях)
  • 3 — опросы родительского мнения
  • 2 — разрешения на поездки.

Чемпион наших с АС-чем родительских симпатий — недавний случай с подозрительным гражданином. Детишки, пешком добирающиеся в школу, пожаловались учителям на странного молодого человека, молчаливо их преследовавшего. Реакция последовала незамедлительно. Полицию вызвали, детей проинструктировали, родителей оповестили, бдительность усилили, патрулирование организовали. Спустя несколько дней, проходя под тем злополучным мостом, не на шутку струсила. Кто догадался поставить долговязого, длинноволосо-патлатого, подозрительно одетого учителя драмы в тёмных очках на пост в подмостные сумерки, не знаю, но цели они определённо достигли. Преступник наверняка был психичски травмирован и ретировался.

В дополнение к интенсивной переписке, общаться со школой можно и в реальности. Индивидуальные встречи (15 мин) с учителями в конце каждой четверти предусмотрены для всех, но не обязательны. Можно подловить педагога и на пороге класса, но на полноценное общение в таких условиях рассчитывать не приходится. Если есть нужда, можно договориться о встрече  после уроков или написать на почту (рабочие e-mail-ы учителей легко доступны). Переписка учеников старших классов с педагогами, кстати, автоматически перенаправляется родителям. (Забавно, что Мария начинает своё послание с приветствия “Hi Sir”).

Отчёты об успеваемости, красиво распечатанные и “конфиденциально” доставленные, предельно детализированы.

Все или почти все работы учеников коллекционируются и в конце четверти возвращаются ученикам для гордой демонстрации предкам.

Отдельной и чрезвычайно важной оставляющей участия родителей в жизни школы является всяческое волонтёрство. Самая массовая его форма — периодические субботники (на них, кстати, тружеников слегка подкармливают). На всю жизнь запомню, как мы с АС-ем под дождём выбирали жухлые листики из обширной песочницы, а каждый следующий порыв ветра продлевал наше наслаждение). Можно, конечно, работать в тепле и уюте. В школьном магазине или буфете, например. Или по утрам помогать отстающим младшеклассникам в читательском клубе. Или даже рассказать 11-классникам о том, насколько ваш бизнес этичен. Возможностей — масса. К тому же, волонтёрить финансово выгодно. Наберёшь к концу года 10 часов на семью — вернут три сотни долларов из заплаченного за обучение (школа у девочек не государственная). 

Последняя, и самая питательная, часть взаимоотношений со школой — родительские вечеринки/утренники. Иногда попадаются родители — талантливые и щедрые кулинары, и тогда жизнь начинает играть особенными красками.


Posted in Образование в Австралии and tagged , by with no comments yet.