Австралии день

Мэйнстрим в этот день по традции жарит, выпивает и сёрфит (или иным доступным способом дразнит акул). Интеллектуально-оппозиционное крыло, может, тоже выпить не прочь, но по другому поводу: скорбь об утраченной близости к природе, потере аборигинально-народного самосознания и прочая Invasion-Day-рефлексия. Отщепенцы, не мудрствуя лукаво, советуются с Карточным Гуглем: А нет ли, любезнейший, чего неизведанного/познавательного в округе? Выходной как-никак. Гугл знает всё: “Ну-с, Yass, к примеру, чем плох?” А чё, может и правда, Yass — город моей мечты?


Хорошо кондиционированный автомобиль, определённо, привлекательнее раскалённого асфальта, так что Historical Town Walk перенесён на осень. Предполагаю, будет мило. Архитектура традиционная, но глазу приятная. В золотом обрамлении платанов должно неплохо смотреться. А пока внешний жар середины лета можно компенсировать леденящим ужасом кладбИща. 

Впрочем, извращенное готическое удовольствие – не единственная причина странного выбора места для развлечения. Не поклониться светлой памяти Гамильтона Хьюма (Hamilton Hume) пратически равносильно преступлению против австралийской нравственности. Немногие наоткрывали на Зелёном континенте побольше, чем он.

В идеале, неплохо бы взглянуть при случае на жизнь Гамильтона поближе (изнутри его поместья, неподалёку скромно раскинувшегося). Но это может подождать до апреля, когда окружающие Cooma Cottage поля будут демонстративно пахать мощные и мохноногие Heavy Horses. Пока Хьюмский дом снаружи.

Ново-Южно-Уэльская земля богата преданиями относительно мелкой старины. На её просторах не только золото мыли, но и добывали его другими, менее законными способами. Особенно преуспел в этом некто Ben Hall (скоро на всех экранах страны покажут про него кинишко). Главное, лицо такое интеллигентное. А душа, вот поди ж ты, разбойничья.

Бену со товарищи чрезвычайно повезло в 1862 году в местечке Eugowra. “It was the biggest gold robbery in Australian history”, – гордятся историки. До тех мест ещё предстоит доехать, и у надгробного камня разбойника постоять тоже было бы не дурно. Но это далеко. Гораздо доступнее место последнего приюта одного из Беновых соратников. Джон Гилберт в том знаменитом рейде тоже поучаствовал. И вообще, на момент своей гибели считался самым успешным местным преступником. Шутка ли, 630 ограблений! К тому же, он единственный bushranger, ни разу за свою жизнь не посидевший в тюрьме. Впрочем, долго он не прожил, что не удивительно при его-то привычках (Джон (справа) с приятелем-разбойником).

 Застрелили Гилберта в Биналонге (Binalong, NSW; 37 км от Ясса). В этакой глуши, где и сейчас-то проживает человек пятьсот, он пытался затаиться после очередного дерзкого набега. Не вышло. Ещё бы, за его голову обещали большой куш (£ 1000).

 Родственник одного из бандитов, в сарае которого Джон надеялся пересидеть опасное время, соблазнился и проинформировал полицию.  Получил осведомитель, кстати, меньше, чем рассчитывал, “всего лишь” £ 500 (большие деньги по тем временам). Остальное поделили между четырьмя участниками операции пропорционально мере их героизма. Беднягу Гилберта с позором похоронили на поле, где полицейские своих лошадок выгуливали. Озии такие оззи, чтят своих национальных героев вне зависимости от их моральных качеств.

И тут есть, над чем полумать. Благо, есть, где для раздумий присесть.

 Удивительно, но Биналонг прославлен не только трагической гибелью разбойника. Неподалёку отсюда вырос и даже ходил в местную школу ещё один австралийский национальный герой — Banjo Paterson (Andrew Barton Paterson).

Кроме широкоизвестной Waltzing Matilda, его перу принадлежит и поэма о том самом Джоне Гилберте. Не удивлюсь, если мальчишкой Andrew навещал место захоронения разбойника, тогда, похоже, ещё не возведённое в ранг местной достопримечательности. 

There’s never a stone at the sleeper’s head,
There’s never a fence beside,
And the wandering stock on the grave may tread
Unnoticed and undenied;
But the smallest child on the Watershed
Can tell you how Gilbert died.
(Full text)

Короче говоря, пяти сотням жителей Биналонга есть чем гордиться. Тут вам и уникальный преступник нашёл свою смерть (картинками на эту тему покрыта стена одного из немногих зданий деревни),

и известный поэт провел свои детские годы (отец Патерсона, кстати, похоронен на местном кладбище),

и исторические здания в прекрасном состоянии.

Не говоря уже про сонное очарование пустынных улиц этой исторически значимой деревни.

Что примечательно, единственный встреченный живой человек жарил ветчинку для праздничного сэндвича на местной общественной барбекюшнице. А на плече его сидел крупненький такой попугай. 

Подводя итог, Австралии День вышел колоритный. Очень такой австралийский. И с фейерверком, само собой.

 

There’s never a stone at the sleeper’s hea


Posted in Развлечения and tagged , , , , , by with no comments yet.

Фиговая пещера

 Нынешние каникулы впервые за несколько лет мы никуда хоть на несколько дней не выбрались. Коммерческий детский сад полностью не прерывал на праздники свою воспитательную деятельность, а рваные выходные не дают свободы. К тому же, семейным советом порешили, что главное, чтоб было на чём ездить, а уж дальность расстояний не столь принципиальна. Таким образом, аккумулируя финансы и дни будущего отпуска, катались по округе. Неплохой формат. И экономично, и впечатлительно. Последний выходной пожертвовали пещерам.

 Невысокие и пологие холмы голбурнщины не выглядят многообещающе.

 А внутри спрятано сокровище. Жалкий, часть года даже пересохший Wombeyan Creek такую красоту выточил!

 Сайт национальных парков NSW хвалится, что Fig Tree Cave — практически лучшая пещера штата для самостоятельного прохождения. Похоже на то.

 400 метров от узкого невзрачного входа до впечатляющей своими размерами Victoria Arch — час чистого удовольствия.

 По хорошему, в Wombeyan Karst Conservation Reserve бы  лучше закинуться на пару дней. Пещер и треков там несколько, подъезд удобный, кемпсайт  выглядит уютно и цена человеколюбивая. Highly recommended. 

 


Posted in Развлечения and tagged , , , by with no comments yet.

Совсем новый

В первый день нового года массово осваивали новый способ телепортации. ПалАртёмыч, принимавший активное участие в доставке spacecraft-а из Сиднея и порядком уже наперемещавшийся, воздержался. Нам, девочкам, всё ещё в новинку, и двести тридцать километров – не крюк при имеющихся в наличии удобствах. АС самоделегировался разделить наше удовольствие. Из столицы к океану ведут несколько дорог, одна из которых до сих пор как-то оставалась не обкатанной. Её и выбрали для тестового автопробега. 

 Что мне нравится в чёрных лебедях свежих автомобилях, так это их ещё чистые стёкла. Грех не воспользоваться.

Тем более, придорожные места живописные

и даже по большей части незнакомые.

Путь до Tathra не самый короткий для канберцев, возможно поэтому народу здесь меньше, чем в Batemans Bay.

 

Городок маленький, но не без истории и достопримечательностей. 

Утверждают, что морской причал, построенный в 1862 году, the only remaining coastal steamer wharf in NSW.  

Впрочем, место не особенно весёлое.

 Хотя и симпатичное.

В национальном парке (Mimosa Rocks) неподалёку – ещё ярче.

 (большая картинка)

 

(большая картинка)

 Дичь, правда, стеснительная.

В сухом остатке, разведывательная вылазка удалась. Средство передвижение более, чем годное. Окрестности многобещающие. Перспективы заманчивые. Осталось найти в новом году много свободного времени. 

 

 

 


Posted in Развлечения and tagged , , , , , by with no comments yet.

Gold Rush

Больше двух лет в глубине моего сердца лежит нежное чувство к Ballarat-у. Чисто теоретически даже готова ещё разок сгонять в Викторию ради такого удовольствия. Узнав, что в NSW тоже искали золото и даже устроили из остатков этой истории музей под открытым небом, ничтоже сумняшеся подбила домочадцев, тоже неравнодушных к драгметаллам, проверить, насколько The Original Gold Rush Colony хуже Sovereign Hill

 Не так уж и плохо окзалось. Если после Баллрата полагается верещать “Wow-wow-wow”, то, посетив Mogo, честно можно сказать: “Хм, неплохо”. Впрочем, несмотря на скромные размеры экспозиции, атмосферу тяжёлой жизни золотоискателей, как мне кажется, организаторам передать удалось. 

Успех мереприятия обеспечили не столько неживые и живые экспонаты,

сколько до чрезвычайности аутентичный экскурсовод. Такой сочный австралийский акцент в Канберре не часто услышишь. Физиономия отнюдь не унылого госслужащего и отсутствие пол-пальца на руке дополняют картину (спасибо АС за изображение).

Крупинки золота, которые с энтузиазмом намывают посетители, как оказалось, попадают в породу не натуральным способом. Этой инсайдерской информации я бы, конечно, предпочла не знать. Те крохи, что мы с таким трудом отполоскали, уже не кажутся таким уж сокровищем. Тяготы золотодобычи, естественно, пришлось скрасить роскошью местного побережья. Таким образом, день оказался не только умственно и физически полезен, но и этсетически совершенен.

(большая картинка)

 

 

 

 

 


Posted in Развлечения and tagged , , , by with no comments yet.

Вокруг да около

Изначально жечь столько бензина я не планировала. Ну, думаю, быстренько доберемся до северной части Kosciuszko NP, пробежимся по паре коротеньких, но исторически значимых треков и заполируем рождественскими яствами. Не тут-то было.

После первой же попытки выманить детей в поля группа разделилась на две неравные части. Большая часть таки готова была, скрепя сердце и сжав зубы, терпеть издевательство мухами ради уважения к матери. Аксинья и примкнувшая к ней Мария, однако, наотрез отказались кормить своей драгоценной кровью остервенелых March flies. Ну, говорю, раз так, детишки, то наслаждайтесь заоконными видами весь остаток дня.

Сказано — сделано. Удовольствие несчастные отпрыски, конечно, вряд ли получили, но уж мы-то с АС не только потешили взор и закрыли один гештальт (Khancoban), но и навязали узелков на память, дабы по осени таки погулять среди серебряных мертвых деревьев.

 Kiandra, заброшенный город золотоискателей и родина австралийского лыжного спорта, уже стала однажды источником моего вдохновения.

Жаль, все силы ушли на утешение мушиных жертв. В таких условиях практически невозможно внимать. 

Во время кратких набегов на достопримечательности удалось ухватить суть местной золотодобычи. Холмы, кажется, размывали потоком воды. На обозрение туристам оставлены артефакты не особенно удачного бизнеса.

Некогда измученная старателями земля теперь отдыхает под эгидой национального парка. Из австралийцев, между прочим, можно делать гвозди. Жарко, уныло, мухи — они всё равно способны наслаждаться outdoor-ом.

С волками жить — устраивать пикник в неподходящих северному человеку условиях. Тем более, место уникальное.

Несмотря на высоту, отнюдь не холодно. 

Если верить википедии, зимой сюда дороги нет, и собственным горнолыжным склоном работники ближайшей электростанции и их семьи наслаждаются единовластно.

Сейчас, в самый разгар лета, каждый может навестить этот заповедник гидроэлектриков

и иметь такой же шикарный вид из окна, какой они имеют ежедневно.

 Остальные остановки на пути тоже были ничё такие, приятные глазу. Tumut Pond Reservoir.

 Tumut River.

 Khancoban

 Mt Townsend, бывшая гора Косцюшко.

 Какие-то люди загораживают вторую по высоте гору Австралии:

 Без них, полагаю, картинка получше:

В общем, несмотря на неумолчные стенания жертв родительского произвола, нам с АС даже удалось не заметить пару ложек дёгтя во всей этой бочке, наполненной медом, который, кстати, даже с лёгким привкусом Родины.

 


Posted in Развлечения and tagged , , , , , , , by with no comments yet.

JB: Booderee NP

Уговорить наших деточек два дня подряд ходить далеко и надолго — нереально. Они и от восьмикилометровых планов рожицы корчили. Впрочем, по завершении сами удивлялись, чё это мы так рано домой возвращаемся. Что, удачно сложилось, дало нам моральное право заехать ещё в пару многообещающе звучавших мест. 

Murrays Beach — последняя полоска песка на южной стороне Jervis Bay. Last but not least. 

Сияние песка человеческие следы не омрачали (до нашего там появления). А валлабийские — пожалуйста. 

Впрочем, то, что это валлаби, было не очевидно, пока его безухая морда не появилась в траве. Надеялся, видать, на нашу щедрость.

В левом верхнем углу второй картинки темнеет лесное углубление. Аксинья его сразу заприметила и настояла на осмотре этой достопримечательности. Представляю, как шикарно там можно спрятаться от летнего полуденного жара. 

Здешние спокойные воды  — результат каждодневной изнуряющей работы Bowen Island, прикрывающего нежные/белоснежные внутренности залива. Океану это похоже не очень нравится. Вона с каким остервенением колотится о камни заповедного островка (к нему нельзя подходить ближе, чем на 30 метров).

Governor Head тоже достаётся.

Вода — нереальная. Глаз не оторвать.

Если всё таки себя пересилить и пройти ещё пару километров, можно увидеть стену, изгрызенную волнами.

Сочетание цвета, звука и масштаба сносит крышу. АС, например, под впечатлением как возьми, да и брякни: Вот бы туда на каяке заплыть!” Ну, конечно, в самую гущу, отличная идея!

 Пройдя чуть подальше, можно увидеть почти весь Bowen Island как на ладони.

 И Beecroft Peninsula тоже.

 То было на севере, а на юге — развалины маяка St George. Выглядели они настолько мистически, что быстренько вернувшись в точку старта (Murrays Beach Carpark), доехали туда без особого труда. Хотя, если ног не жалко, можно и дойти, километров пять-шесть, думаю.

 Обломки, вписанные в роскошный пейзаж, живописны, но место довольно печальное.

 Береговая линия здесь хитрая, корабли бились часто. Судоходство в этих водах называли “a scheme for manufacturing widows and orphans”.

Когда в 1857 году правительство решило строить маяк, отвественные работники были больше озабочены удобством его строительства, чем навигационной пользой. Так что с 1860 года St George Lighthouse скорее мешал мореходам. Тридцать восемь лет понадобилось, что бы решиться и перенести сигнальный огонь на Perpendicular Point (Beecroft Peninsula).

Старый маяк, впрочем, сдаваться не собирался. Лунными ночами так отсвечивал, что сбивал с курса капитанов. В конце концов, здание взорвали.

 Остовы хозяйственных построек — всё что осталось от былого величия.

 По идее, где-то тут должны бродить призраки трагически погибших работников маяка и членов их семей (а драматических историй тут случилось несколько).

Ну, и чтоб не заканчивать на грустной ноте, так-себе-картинка. Здесь бы в другой час дня оказаться, было б поинтересней. Поэтично называется Hall in the wall.

В целом, Booderee NP нам понравился. Небольшой, но довольно разнообразный. На будущее остались ещё пара уединённых пляжей и ботанический садик, полный местных растений с аборигенскими комментариями (с чем есть, для чего использовать, как раскурить и всё такое).

 

{mosmap width=’420’|height=’280’|lat=’-35.128405|lon=’150.686297’| zoom=’12’|mapType=’Terrain’Booderee NP’|text=”| marker=’0’|align=’center’|langtype=’config’|lang=’en_GB’|mapprint=’none’ }


Posted in Развлечения and tagged , , , , by with no comments yet.